430005, Саранск, ул. Льва Толстого, 4
Дежурный прокурор: (8342) 47-55-05
E-mail: info@prokrm.ru
Прокуратура РМ
 

Разъяснение законодательства

Дата: 16.02.2016 г.

Конституционный Суд РФ признал оспоренные положения п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 165 и ч. 1 ст. 182 УПК РФ не противоречащими Конституции Российской Федерации

17.12.2015 Конституционный Суд Российской Федерации постановлением № 33-П «По делу о проверке Конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других» признал оспоренные положения п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 165 и ч. 1 ст. 182 УПК РФ, в части рассмотрения вопроса о проведении обыска в помещениях, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, и объектов, которые подлежат обнаружению и изъятию в ходе обыска, в рамках уголовного дела, в котором подозреваемым, обвиняемым является доверитель адвоката, не противоречащими Конституции Российской Федерации.

В обоснование занятой позиции Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что в законодательстве Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и нормами международного права сформирован процессуальный режим, в рамках которого — с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, — положения п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 165 и ч. 1 ст. 182 УПК РФ не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи со ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 6 и ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.ст. 14 и 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, эти положения предполагают, что:

обыск, связанный с доступом к материалам адвокатского производства, возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска и изъятия в ходе данного следственного действия и сведения, служащие законным основанием для его проведения;

исследованию органами, осуществляющими уголовное преследование, и принудительному изъятию в ходе обыска не подлежат такие материалы адвокатского производства в отношении доверителя адвоката, которые содержат сведения, не выходящие за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи как по уголовному делу, в котором адвокат является защитником, так и по каким-либо другим делам, находящимся в производстве адвоката, т.е. материалы, не связанные непосредственно с нарушениями со стороны как адвоката, так и его доверителя, совершенными в ходе производства по данному делу, которые имеют уголовно противоправный характер, либо другими преступлениями, совершенными третьими лицами, либо состоят в хранении орудий преступления или предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен на основании закона; в 

ходе обыска в помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается видео-, фото- и иная фиксация материалов адвокатских производств в той их части, которая составляет адвокатскую тайну.